"Росбалт" продолжает серию публикаций о современной семье "Семейная ценность". Пока это были не совсем стандартные варианты семейных союзов: синглтоны и чайлдфри. Чтобы не создавать однобокого впечатления о семейных союзах, зайдем теперь с другого боку: поговорим о семье типа "Папа, мама и я, и другой я, и третий я, и еще много нас". Многодетные семьи – кто они?

Индийский город Агра принимает миллионы туристов, и все они стремятся осмотреть и сфотографировать всемирно известное белокаменное чудо – мавзолей Тадж-Махал. Изумительный памятник архитектуры является одновременно памятником многодетной матери: третья и любимая жена императора Шах-Джахана Мумтаз-Махал была матерью тринадцати его детей и скончалась в 38 лет во время четырнадцатых родов. Безутешный монарх повелел выстроить над ее гробницей мраморный шедевр.

Впрочем, семью Шах-Джахана нельзя считать феноменально многодетной. Безусловный рекорд всех времен и народов пока поставил шуйский крестьянин Федор Васильев, живший в XVIII веке. Первая его жена рожала 27 раз и произвела на свет 69 детей: 16 пар близнецов, 7 троен и 4 четверни. Потом Федор овдовел, ибо есть же предел возможностям женского организма. И представляете, нашлась отважная женщина, ставшая второй женой этого незаурядного человека. Она произвела на свет еще 18 детей: за 8 родов появились 6 двоен и 2 тройни. Несложный подсчет покажет, что одного ребенка крестьянин Васильев зачинать не умел. Первая супруга Федора (история не сохранила ее имени, что крайне несправедливо) занесена в Книгу рекордов Гиннесса как самая многодетная мать в истории человечества. Кстати, о Гиннессе! У жившего в конце того же XVIII века ирландского пивовара Артура Гиннесса и его жены Оливии был 21 ребенок. К сожалению, только десятеро достигли взрослости, и трое из сыновей Гиннесса также стали пивоварами, укрепили и прославили самый известный пивной бренд. Компания "Гиннесс" в 1955 году и основала знаменитую Книгу рекордов. В нее занесена также самая многодетная семья из ныне живущих – американцы Джим Боб и Мишель Даггар. У пары 19 детей, и они полны энтузиазма продолжить славное дело воспроизведения американского народа: в конце прошлого года Мишель заявила, что беременна двадцатый раз, но потом сообщалось, что сохранить ребенка не удалось.

Мировые религии (кроме разве что буддизма) отрицательно относятся к планированию семьи и особенно к абортам. Любой христианский, иудейский, магометанский священнослужитель или мудрец придерживается мнения, что детей должно быть "сколько Бог даст". Вот дал он их крестьянину Васильеву общим числом 87 – на то его Божья воля. Причем с точки зрения православия это вовсе не однозначное счастье, а еще и испытание родителям, некий крест. Вот спросим себя: а чем героический крестьянин кормил почти девять десятков отпрысков? Наверное, они лет с четырех нанимались подпасками, с семи – учениками кустарей, а с десяти – шли "в люди", на отхожие промыслы. Семейный психолог и консультант Мария Галкина отмечает также: "О том, чтобы внимательно и по-доброму воспитывать каждого ребенка и в каждом видеть личность, в этом случае речь не шла: он их вряд ли всех по именам-то помнил. Так что есть серьезное сомнение, что Федор Васильев был в действительности хорошим отцом".

Говоря о многодетности старинных семей (а во многих странах – и современных), чаще всего приходится говорить о большом количестве родов. Ибо до того, как в ХХ веке началось хоть какое-то развитие медицины и в особенности медицины репродуктивной, контрацепции люди не знали и препятствовать появлению потомства не умели. Абсолютный рекорд в истории по количеству успешных родов поставила в XVIII веке англичанка Элизабет Гринхилл: 39 детей, появившихся на свет в результате 38 родов (один раз были двойняшки). Женщина, выходя замуж, готовилась часто рожать, и если она не "носила ребят" ежегодно, то как правило считалась нездоровой. В наше время заподозрят в нездоровье как раз много рожавшую женщину: все знают, что многодетность стоит матери здоровья и красоты. Акушер-гинеколог, кандидат медицинских наук Игорь Гущин пишет: "Усталость, невозможность восстановиться от родов к родам приводит к тому, что при каждой последующей беременности возрастает риск осложнений… Возможны и осложнения в течение послеродового периода… Третьи, четвертые и последующие роды, как правило, приходятся на возраст после 30-35 лет. Это повышает риск рождения детей с генетической патологией".

Так вот, у наших прабабушек частые роды тоже приводили к этим проблемам, но отнюдь не означали фактической многодетности. Много рожавшая женщина могла в результате оказаться мамой всего двух-трех выживших детей: например, супруга Петра Великого Екатерина I рожала в браке с ним 11 раз; выросли только две царевны, одна из них — будущая императрица Елизавета Петровна. Серьезность испытания, дарованного Всевышним шуйскому крестьянину, состояла еще и в том, что выжили и выросли все, кроме двоих деток. А вообще-то, пока ребенок не достигал семи лет, не становился по церковным канонам "отроком" и не допускался к Таинству Причащения, его смерть не рассматривали как особенную трагедию: отлетела душа безгрешная, неоформившаяся прямехонько на небеса, в птичку Божью ласточку оборотилась, по некоторым поверьям.

Высокую детскую смертность в России, точнее, в СССР преодолели только в годы советской власти. Там, где советская власть вообще не наступала, а несоветская крепкой никогда не была – в странах третьего мира – все до сих пор обстоит на довольно пещерном уровне, огромное количество детей рождается и очень существенное умирает. Цивилизованный же мир ориентирован на малодетность. Например, в России многодетной теперь считается семья с тремя детьми. И поводом для удивления и какого-то боязливого восхищения становятся семьи, отважившиеся на пятерых, семерых, десятерых детишек…

Автор этих строк когда-то работал ведущим новостей на одном региональном телевидении. Привез корреспондент сюжет из роддома: некая женщина "с района" родила шестнадцатого ребенка. Стали смотреть материал. В кадре располагалась совершенно счастливая мать с сияющей улыбкой. Можно было умереть от зависти, глядя на нее. Правда, она не могла внятно ответить на вопрос, зачем ей столько детей. Селянка просто не умела выражаться красиво и не смогла бы сказать о святом предназначении женщины, о высоком родительском долге, о Божьем промысле – героиня сюжета была простой советской женщиной без малейшего понятия о церковных установлениях. Не умела она сказать и о том, что ей было бы невыносимо убить в утробе ребенка, раз уж он там зачался – в отличие от миллионов женщин в Союзе, рожавших одного, много двух детей и делавших в дальнейшем аборты; при социализме, превозносимом ныне многими как общество здоровых людей и бескорыстных врачей, аборт был основным средством "планирования семьи", а о разумных средствах контрацепции говорить считалось аморальным. Так вот, возвращаясь к героине сюжета – она была счастлива. Видно было, что она дама положительного поведения, детей принимает сознательно и с любовью (хоть и не может об этом складно сказать), и это были все дети от одного мужа, то есть это была крепкая, положительная многодетная семья.

И все-таки в те времена это было счастливое исключение. Практически каждая такая семья была сама по себе информационным поводом для газет и телевидения. В тот же период жизни автор этих строк, выйдя в эфир на своем региональном телевидении, возвращался домой и до глубокой ночи слушал безобразные свары соседей на нижнем этаже. Там жила многодетная мать со своими многими детьми: было их у нее восьмеро, старшей – семнадцать. Отцы были сменные, приходили пьянствовать, начинались крик и драка, ревели младшие и отчаянно матерились старшие дети… Один мальчик был с психическими отклонениями, все младшие бегали немытые, полуодетые, окна были завешены грязными тряпками – с улицы смотреть жутко. Старшенькая дочка очень быстро стала добывать средства на косметику известным древнейшим способом. Если очередной ухажер был скуп, девушка получала от матери взбучку, а если он был поумнее и приносил семье своей пассии маленько еды и пару бутылок лично маме, то был привечаем и любим.

Позднее автор этих строк наблюдал два чудных семейства в Ленинградской области. Они были соседи, были прописаны и круглый год жили в пансионатских летних домиках без отопления, и районные власти им много лет не давали квартир. В каждой семье было по шесть детей. Одна из них была полная – папа и мама, в другой была только мама, все шестеро пап разбежались или "сели". Первые родители были хорошие люди, делали для своих детей все, что могли. У второй мамы дети росли как трава в поле, мать в редкие трезвые периоды нанималась на крайне неквалифицированную работу, в остальные периоды – гоняла на такие работы старших детей, чтоб были средства на крепкое пиво. Надо ли говорить, что крепкое пиво дети пили с ней за компанию. Так вот, что роднило эти две многодетные семьи – ожидание государственного патронажа по девизом "Дай-дай-дай". Дай, районная власть, нам жилье. Дай, власть, нам работу. Дай, власть, пособия на детей. Дай нам, власть, светлого будущего, солнца над головой! Мы же многодетные, дай, власть, нам быстро все-все-все!

Социолог Константин Феофанов пишет: "Вокруг многодетных матерей и их детей возникала и возникает до сих пор зона социального неодобрения и даже отторжения. Многодетные семьи часто расцениваются как "социальные иждивенцы", хотя на практике льготы у них очень скромные, именно многодетные семьи имеют наиболее высокий риск оказаться в числе бедных…"

Автор этих строк вообще-то с потребительской позицией тоже не согласен. Но в применении к многодетным семьям она имеет право на существование, в особенности в России, где этих самых многодетных, да еще социально благополучных, крепких, без "сменных пап" и аморального образа жизни – по пальцам пересчитать. По данным последней переписи населения, доля семей с тремя и более детьми – чуть больше пяти процентов.

В Европе очень много программ поддержки многодетных семей. Во Франции аж с 1921 года существует система налоговых льгот: с каждым новым ребенком родители платят меньше налогов; похожий порядок есть в Германии. В Швеции, Финляндии и Польше учреждены системы пособий многодетным родителям, в Чехии каждый новый ребенок снижает пенсионный возраст матери. В других частях света, кроме Европы, столь трепетно к многодетности не относятся, поскольку там практически все многодетные. И, наверное, уникальным государством в этом плане является Китай: власть, наоборот, запрещает своему народу размножаться слишком активно. В Китае действует правило "Одна семья – один ребенок", для горожан неукоснительно, сельским жителям со скрипом разрешается родить двоих детей. Не удержался в рамках норматива – плати штраф или, того хуже, прочь из Коммунистической партии!

А как у нас? Сайт уполномоченного по правам ребенка в Петербурге сообщает, что самое крупное ежемесячное пособие в регионе – на ребенка-инвалида до семи лет, 4 186 рублей 15 копеек. Здоровым меньше. Есть единовременные региональные выплаты: на рождение первенца – 19 тысяч, на второго – чуть больше 25 тысяч, на третьего и последующих – почти 32 тысячи. Разумеется, не забудем о "материнском капитале" — более трехсот тысяч; правда, их дадут один раз, не сразу и просто проесть его невозможно. Есть ряд льгот многодетным: по оплате коммунальных услуг, детского сада, проезда в транспорте. Ребенка из многодетной семьи в первую очередь примут в сад и школу, дадут путевку в оздоровительный лагерь, бесплатно пустят в музей и накормят в школе завтраком.

Связана ли многодетность напрямую с многоденежностью? Социолог Константин Феофанов пишет о том, что имеют значение не объективные показатели уровня жизни семьи, а "субъективная оценка супругами своего материального положения". "Интересно, — пишет социолог, — что в наиболее обеспеченных семьях… считают материальные условия плохими и расценивают это как препятствие к появлению ребенка. А семьи, где доход невелик и уже есть один или два ребенка… оценивают свое материальное положение как достаточное". Кроме того, подчеркивает Феофанов, зачастую многодетными становятся глубоко верующие люди, "полагающие, что Бог, послав им ребенка, даст ему и пропитание". То есть главное для людей, решившихся завести много детишек – богатство не материальное, а духовное, любовь, доверие и взаимовыручка.

Ну хорошо, а потомство? На одном форуме нашелся такой пост: "Моя прабабушка родила за свою жизнь 17 детей и умерла от рака матки. Лишь только нескольких детей пристроила, а остальные как котята разбрелись, некоторые поумирали. Таких людей не понимаю… Родить проще всего, а вот уделить внимание детям, учить, одевать, кормить не так просто. Дети — не щенки и не котята, которые живут сами по себе…"

Дети из многодетных семей вовсе не всегда так счастливы, как многие думают. Автор этих строк был знаком с дамой, выросшей с десятью братьями и сестрами. "Никогда в жизни никому не пожелаю такого опыта!" — говорила дама. У нее самой только один сын, у него – одна дочка. Психолог Мария Галкина поясняет: "Конечно, ребенок окажется в большом коллективе на определенном этапе своей жизни – скорее всего, в детском саду, и будет приучаться к жизни в социуме. Но на раннем этапе развития маленькому человеку необходимы тепло и любовь родителей, адресованные если не ему одному, то поделенные с разумным количеством сиблингов (братья и сестры, дети одних родителей по-научному – Прим. ред.). Этот младенческий эгоизм важен для ребенка, чтобы он поверил, что мама и папа любят его безусловно. Необходимость делить родителей сразу с многими "претендентами" часто приводит к комплексам и непониманию ребенком значения своей личности: ты с самого рождения просто один из многих…"

Есть и другой аспект. Уже упомянутый социолог Константин Феофанов пишет о таких положительных сторонах многодетной семьи: "Младшие быстрее приобретают бытовые навыки, навыки общения, очень многое усваивают походя, между делом… Ребенок оказывается и в роли старшего, и в роли младшего, он должен налаживать контакты с каждым членом семьи, общаться с детьми как своего, так и противоположного пола, учиться уступать и настаивать на своем, защищать свое мнение, проявлять гибкость. При правильном воспитании дети из многодетных семей обладают более мобильной психикой, устойчивее к стрессам … Воспитание у детей чувства ответственности происходит совершенно естественно… Дети из многодетных семей лучше подготовлены к браку".

Самая главная ремарка социолога Феофанова в отношении всей этой пользы – "при правильном воспитании". Люди, решившиеся на большое количество потомков, должны быть прирожденными инстинктивными педагогами. Не все так умеют. Но многие учатся в процессе. В любом случае многодетные родители достойны уважения – за смелость. Если только смелость эта не вызвана постоянным наличием в крови веселящих напитков, которые притупляют чувство страха. Или отсутствием в голове разума, что тоже способствует храбрости, граничащей с безответственностью…

Но если смелость сочетается с разумом – пусть у таких людей будет много потомков. Они улучшат генофонд планеты.

Вадим Фоменко


Источник: http://www.rosbalt.ru/piter/2012/10/15/1046304.html