Долгожданная доченька родилась , когда мне было 33 года. Довольно зрелый возраст, чтобы разумно и взвешенно подойти к воспитанию ребенка. Тем более, что уже имелся немалый опыт: в семье подрастали два сорванца 13 и 11 лет, был стаж работы в школе и детском саду. Надо ли говорить, что рождение малышки распахнуло для меня двери в новый мир. Я все открывала для себя заново, воспринимая материнство несколько иначе, чем в 20 лет, когда родился первенец, а я была еще студенткой, и чем в 22 года, когда на руках у меня стало двое малышей плюс неустроенный быт. Но речь сейчас не об этом. А только о маленькой части тех изменений, которые случились в моей жизни. Я стала писать стихи для детей. Это случилось неожиданно, как-то вдруг. Стихи нравились дочке, сыновьям, другим детям, друзьям и знакомым.

Доченька подрастала, ей стали интересны книжки. Всех детей я знакомила с книжками задолго до года, приучала к бережному отношению, и у нас никогда не было разорванных книг. Наверное, все дети рано или поздно знакомятся с творчеством Агнии Барто. Ее коротенькие стишки для малышей бойко рассказывает наизусть не одно поколение детей. Дочка тоже с удовольствием слушала их и повторяла за мной. Только про Мишку (которого уронили на пол) и Зайчика (которого бросила хозяйка) я решила ребенку не читать. Эти стихи показались мне жестокими по отношению к любимым игрушкам и могли расстроить мою малышку. Я написала другие стихи.
Вот они:

Про Мишку

Вот стишок про Мишку новый.
Мишка должен быть здоровым.
Я его не брошу на пол,
Подлечу больную лапу,
Дам микстуры, а потом
Сладким угощу медком.

Про Зайку

Расскажу сейчас про Зайку
И про девочку-хозяйку.
Нет Зайчишки на скамейке,
Дождик льется, как из лейки,
А хозяйка вместе с Зайкой
Дома заняты мозаикой.

Вклеила эти стихи в книжку Барто , и ребенок знал только мой вариант. Если бы дочка не пошла в детский сад, возможно, до самой школы она не познакомилась бы с оригиналом, а в семь-восемь лет это прошло бы почти незаметно, без лишних эмоций. Но нянек у нас не было, а посему, садика избежать мы не могли. Один раз, когда моя малышка вернулась из детского сада, я как обычно, стала интересоваться, чем занимались, что читали. Оказалось, читали «про Бычка». К слову замечу, что домашние занятия не вызывали у моей крохи такого резонанса, нежели занятия в детсадовской группе. Мы могли дома прочесть «Репку» или «Колобка», и ребенок тут же убегал играть в куклы или конструктор. После того, как эти же самые сказки были прочитаны в саду, дочка пыталась их пересказать, обыграть. Видимо, это заслуга педагогов, ну и коллективное участие детей сказывалось, ведь вместе всегда веселее и интересней. Точно также было и на этот раз. Дочка притащила книжку А.Барто, я стала читать, а она повторять вместе со мной то, что знала, одновременно изображая сначала Бычка, который качается, затем Слоника, который не хочет спать. Когда дело дошло до Мишки, я, не сообразив, что в саду-то нет моего варианта стихотворения, спокойно начала читать свой стишок. Дочка замотала головой: «Не так!» и бросила на пол игрушку. Потом подняла ее и стала дергать за лапку (хорошо говорить она начала достаточно поздно), пытаясь мне что-то объяснить. Я робко начала: «Уронили Мишку на пол…» Малышка прижала к себе медвежонка и стала его баюкать, к книжке вернуться отказалась наотрез. Весь вечер мы лечили бедного медведя, рассказывая стих Барто, а мой вариант был отвергнут. Теперь, когда мы читали эту злополучную книжку, доходя до страничек с Мишкой и Зайкой, дочка хмурила личико и требовала: «как в садике!».



Какие я извлекла из этого случая уроки?
Урок первый. Я пыталась оградить ребенка от лишних переживаний и подсунула ей вместо кислого, но полезного лимона, сладкий, но вредный леденец.

Ребенок должен, даже в столь нежном возрасте, учиться постигать всю гамму человеческих чувств, не только радость и восторг, но также грусть и сопереживание. Стихи А.Барто как раз очень мягко учат этому. Если бы я сразу начала читать дочке «правильные» стихи, я бы показала ей, что игрушкам тоже бывает больно, что надо с ними бережно обращаться. А вот потом, были бы уместны и мои вариации на тему, как вероятная модель поведения в такой ситуации. И все бы стало на свои места.

Урок второй. Маленький ребенок, которому нет еще и трех лет, способен почувствовать обман. Он не сознает этого в полной мере, но ощущает где-то на уровне подсознания. Я убедилась в этом, наблюдая за дочкой. Когда в садике детям читали книжку Барто, дети радостно повторяли с воспитателем знакомые строки, и моя малышка тоже. Когда дошли до Мишки и Зайки, все дети так же восторженно продолжили вместе с педагогом, а мой ребенок вдруг обнаружил себя в одиночестве и не у дел. Конечно, это не глобальная проблема, а лишь небольшой нюанс в воспитании. Но мне он позволил сделать важные выводы. А именно то, что ребенок растет не в изоляции, а в социуме, и если мы будем воспитывать его в «розовых очках», то в первую очередь ему же и навредим.

Однако, в крайности ударяться тоже не стоит. Следует учитывать и возраст ребенка, и неустойчивость детской психики. Так ,например, никто и никогда не заставит меня читать моей малышке сказки братьев Гримм, которые однажды попали ко мне в руки. Не знаю, что это за издатель, и на самом ли деле оригинальные сказки братьев настолько жестоки, но я спрятала эту книжку подальше. Это лишь мои выводы, а как поступать в подобных ситуациях, каждый родитель решает для себя сам. Надеюсь лишь, что мои ошибки помогут кому-то не совершить собственных.

Источник: http://www.myjulia.ru/article/197755/